Проблемы торговцев нефтью (01.11.1995)

       Творческое наследие Зверя — десятки миллионов долларов и шесть томов уголовных дел.   Московская городская прокуратура объединила расследование 44 убийств и ряда покушений на нефтепромышленников и связанных с ними бандитов, которые были совершены в столице и области в 1994 году. В ходе следствия (материалы его едва умещаются в шесть увесистых томов) выяснилось, что к большинству этих преступлений причастен хозяин десятков нефтяных, торговых и посреднических компаний в России, Бельгии и Венесуэле Владимир Мисюрин. Он строил свой бизнес по примеру итальянских мафиозных кланов, окружая себя только верными людьми, каждого из которых он называл членом своей семьи.

 Правоохранительные органы искали Мисюрина несколько лет, но задержать не успели: в конце прошлого года он был убит в Бельгии. По этому делу арестовано несколько человек. Сейчас на наследство Мисюрина, которое, по некоторым оценкам, составляет несколько десятков миллионов долларов, претендуют российские, бельгийские и венесуэльские власти, а также несколько женщин, объявивших себя вдовами бизнесмена. Корреспондентам ОТДЕЛА ПРЕСТУПНОСТИ Ъ удалось восстановить цепь кровавых событий.
     


Таксист становится нефтяным бароном


       Сведения о месте и годе рождения Владимира Мисюрина весьма противоречивы. По одним документам, он родился в Новокузнецке в 1950 году, а по другим — четырьмя годами позже в Москве. Знакомые же Мисюрина утверждают, что он появился на свет в Самаре. Родители Мисюрина умерли вскоре после его появления на свет, и его воспитывала жившая в Новокузнецке тетя. Закончив среднюю школу и отслужив в армии, он устроился на работу в таксомоторный парк. Бизнесом Мисюрин занялся с появлением первых кооперативов. Первым его делом стало производство резиновых тапочек. На них Мисюрин заработал целое состояние и уехал в Москву, где купил себе квартиру и начал торговать сигаретами и водкой. Знакомые Мисюрина рассказывают, что он переехал в столицу только потому, что в Новокузнецке его стали преследовать бандиты — они сожгли его квартиру и дачу. Прожив недолгое время в Москве, Мисюрин уехал в США, где попытался открыть свою торговую фирму.


       Однако дела в Америке не пошли, и в 1991 году Мисюрин возвратился в Москву. Сначала он долго пьянствовал, а после того как пропил все свое состояние, вынужден был вернуться в бизнес. Он вновь преуспел в торговле алкоголем, но вскоре свернул дело, объяснив свое решение так: "Палатки, магазины и автосервисы в столице мне не нужны; не хочется воевать с московскими бандитами".


       Летом 1991 года в сочинской гостинице "Жемчужная" Мисюрин познакомился со своим земляком Игорем Леготским. Леготский был человек образованный (закончил два техникума и институт), на жизнь же зарабатывал сначала торговлей на вещевых рынках, а затем реставрацией шин в Новокузнецке. Мисюрину, у которого к тому времени появились новые деловые планы, связанные с торговлей нефтепродуктами, Леготский понравился. Предприниматель предложил своему новому знакомому перебраться с семьей в Москву и включиться в его новое дело.
       По замыслу Мисюрина, нефть и нефтепродукты его фирмам должен был поставлять знакомый директор одного из самарских нефтеперерабатывающих заводов. Дело пошло. Провернув ряд крупных сделок, Мисюрин открыл несколько фирм в Бельгии и Венесуэле. Во всех связанных с нефтью проектах Мисюрина его правой рукой был Игорь Леготский. По словам жены Леготского, ее мужу Мисюрин "дал отличную школу бизнеса, научив, как надо разговаривать с людьми и вести дела".
       
Дети Зверя

 


       По сведениям правоохранительных органов, основными источниками доходов Мисюрина являлись операции по поставке за рубеж мазута и цветных металлов (прежде всего меди). Вырученные средства снова вкладывались в бизнес, а частично оседали на счетах в западных банках (только в 1994 году из России на зарубежные счета Мисюрина ежемесячно перечислялось $1-10 млн). С одной из банковских операций предпринимателя связана довольно забавная история.


       Однажды Мисюрину понадобилось открыть счет в неком кипрском банке. На Кипр он отправил своего друга с двумя баулами, набитыми стодолларовыми купюрами. Одетый в шорты и панаму "новый русский" стоять в очереди не стал и, растолкав киприотов, протиснулся в операционный зал. Поставив на стол менеджера баулы, он открыл молнию. При виде такого количества денег у менеджера отвисла челюсть...


       Часть заработанных денег Мисюрин потратил на приобретение недвижимости. В частности, он купил виллу в Бельгии, квартиры и дачи в России и Германии. Виллу украсила приличная коллекция живописи, гобеленов и самурайских мечей. Кстати, Мисюрин имел обыкновение не реже раза в неделю менять место жительства. В распоряжении предпринимателя было несколько автомобилей Mercedes-500 и личный самолет.


       Среди близких друзей Мисюрина были не только известные предприниматели, но и преступные авторитеты — Сильвестр, Михась, Отари Квантришвили. Кто-то из них дал Мисюрину прозвище Зверь. Однако в лицо Зверем его никто не называл: все обращались к нему по имени-отчеству. О весе Мисюрина в преступных кругах свидетельствует тот факт, что он не платил ни одной из московских преступных группировок. У него была своя бригада. По некоторым данным, в случае необходимости он мог поставить под ружье несколько десятков человек. По данным правоохранительных органов, в группировке были и профессиональные киллеры. Некоторые из них находились у Мисюрина на постоянном окладе. Другие являлись исполнителями "штучных" заказов (по каждому делу с ними оговаривалась конкретная сумма в основном от $10 тыс.). Чтобы попасть в бригаду Мисюрина, нужно было себя проявить, т. е. для начала убить кого-нибудь бесплатно.


       Своих подчиненных Мисюрин ласково называл "мои дети". "Дети" были готовы исполнить любую прихоть шефа и как могли подражали ему — так, свита Мисюрина носила точно такие же плащи и шляпы, как у него. Мисюрин не раз заявлял подчиненным, что "семья — это святое", и лично поздравлял жен сотрудников с праздниками. Не терпел он даже мелкого обмана. Как-то один из "детей" отпросился у него сходить на концерт с женой, а сам отправился к любовнице. В наказание Мисюрин прилюдно запустил в обманщика блюдом с салатом. Впрочем, это наказание было по-отцовски мягким. Чаще он "наказывал" иначе. К примеру, приказал застрелить одного из деловых партнеров за то, что в ресторане на берегу Женевского озера тот заказал себе виски с содовой, тогда как сам Мисюрин пил водку. Правда, позже его уговорили пощадить коллегу.


       Мисюрин дружил далеко не со всеми представителями уголовного мира и в случае необходимости мог разобраться с кем угодно, "невзирая на авторитеты". Особенно сурово Мисюрин поступил с двумя украинскими авторитетами.


       В начале 1993 года Мисюрин заключил контракт на поставку крупной партии нефти за границу. Нефть должны были залить в танкеры в одесском порту и оттуда отправить в адрес покупателя. Чтобы не было проблем с отгрузкой, Мисюрин связался с украинскими преступными авторитетами Александром Дубенюком и Николаем Кривошеиным. Однако их помощь Мисюрину не понадобилась, так как он смог выйти на непосредственную "крышу" одесского порта. Бандиты помогли Мисюрину, но посоветовали заплатить Дубенюку и Кривошеину "за беспокойство". В апреле 1993 года Дубенюк приехал в Москву из Польши, чтобы получить якобы причитавшиеся ему деньги. Однако Мисюрин, видимо, решил сэкономить и поручил своей "правой руке" Игорю Леготскому разобраться с Дубенюком. По версии следствия, в начале апреля Леготский вместе с неким бандитом на Mercedes отправился на Кутузовский проспект для встречи с Дубенюком. Через несколько дней труп Дубенюка был найден в подвале одного из домов на проспекте. Дубенюк скончался от 16 ножевых ранений.


       По факту убийства Дубенюка Дорогомиловская прокуратура Москвы возбудила уголовное дело, но убийца не был найден, и дело приостановили. Правда, через некоторое время правоохранительные органы получили информацию, что к убийству авторитета причастен Леготский, однако милиции задержать его удалось не сразу: предприниматель переехал жить в Германию.


       Через некоторое время в Московской области был убит и Кривошеин. Он также надеялся получить с Мисюрина денег.


       "Семья" Мисюрина бесхлопотно существовала до осени 1993 года. Однако затем последовал ряд событий, который в итоге привел к ее распаду.
       
Убийцы в женском платье

 


       Осенью того года одна из контролируемых Мисюриным коммерческих структур заключила договор о совместной деятельности с фирмой "Нефсам".
       
       Специализирующаяся на переработке и торговле нефтепродуктами фирма "Нефсам" была создана весной 1992 года по инициативе генерального директора АО "Куйбышевнефтеоргсинтез" и будущего первого вице-президента ЮКОСа Владимира Зенкина. Учредителями фирмы выступили такие известные предприятия, как "Юганскнефтегаз" и "Куйбышевнефтеоргсинтез". Владимир Зенкин был убит осенью 1993 года.
       
       По договору, Мисюрин должен был получить деньги на счет своей фирмы за реализацию принадлежащих "Нефсаму" нефтепродуктов (счет "Нефсама" в то время был заморожен налоговиками). Однако после того как нефтепродукты были проданы, а счет разморожен, "Нефсам" своих денег не получил.


       По словам гендиректора "Нефсама" Анатолия Цебенко, контрактных обязательств Мисюрин также не выполнил и перед рядом других компаний, в том числе перед "Куйбышевнефтеоргсинтезом". В частности, одна из фирм, хозяином которой являлся Мисюрин, реализовала крупную партию мазута "Куйбышевнефтеоргсинтеза", однако денег за нее не перечислила. В то же время у Мисюрина возникли проблемы с преступными группировками, которые захотели поставить его бизнес под контроль. Столичные авторитеты, с которыми был знаком Мисюрин, не смогли ему помочь, в результате предпринимателю пришлось поднять по тревоге свою бригаду. В Москве и области группировка Мисюрина провела разборки с бандитами, в ходе которых было убито и ранено несколько человек.


       К Мисюрину приезжали не только бандиты, но и кредиторы. Они требовали возврата средств, однако предприниматель денег не отдавал, ссылаясь на их отсутствие, и просил своих партнеров подождать. Переговоры о возврате денег были прерваны в конце января 1994 года: на Мисюрина совершили покушение.


       Около полудня Мисюрин в сопровождении трех охранников на автомобиле Mercedes отъехал от гостиницы "Международная". Как только машина пересекла шлагбаум КПП, к ней подошли две женщины с коляской. Вытащив из нее автоматы, они открыли прицельный огонь. Все это происходило на глазах нескольких итальянских водителей-дальнобойщиков, которые при первых же выстрелах залезли под автомашины. Бандиты выпустили в Mercedes более 30 пуль. Мисюрину выбило глаз осколком стекла, а одна из пуль ранила его в плечо. Получили ранения и телохранители. Водитель сумел вывезти шефа из-под огня и доставил его в Центральную клиническую больницу. Позже телохранители Мисюрина (они были вооружены пистолетами Макарова и "ремингтонами") скажут милиционерам, что могли перестрелять покушавшихся, но в последний момент решили, что важнее сохранить жизнь патрона, и срочно отправили его в больницу. Ничего определенного о предполагаемых мотивах стрельбы Мисюрин и его телохранители милиционерам не сказали.


       После того как Мисюрин выписался из больницы, Цебенко и другие кредиторы продолжили переговоры о возврате денег. По словам гендиректора "Нефсама", он пообещал Мисюрину, что заявит на него в милицию, и в мае 1994 года действительно написал заявление в московский УЭП. После этого на гендиректора и других кредиторов Мисюрина начали охотиться киллеры.
       
Мисюрин оплачивает долги

 


       Первой жертвой начавшихся разборок стал бывший партнер Мисюрина, гендиректор фирмы "Союзтеплострой" Владимир Васильев. 17 мая 1994 года водитель подвез его на служебной автомашине к офису, расположенному на Земляном валу. Как только водитель помог шефу выйти из машины, перед ним появились два молодых человека. Один из них выхватил пистолет и приказал шоферу лечь на землю. Другой же в этот момент выстрелил Васильеву в затылок. Преступники скрылись, бросив использованный пистолет ТТ в мусорный контейнер.
       Затем было совершено два покушения на руководителя "Нефсама" Анатолия Цебенко, а также застрелен его коммерческий директор Юрий Шебанов.


       8 августа, когда водитель-телохранитель Михаил Герасимов вез Цебенко на служебном Chevrolet по Минской улице, их начала преследовать Toyota без номерных знаков. Когда Chevrolet остановился на перекрестке, Toyota его заблокировала. Через мгновение к автомашине Цебенко подъехал мотоцикл с двумя седоками в шлемах. Один из них выхватил из-за пояса пистолет и несколько раз выстрелил в открытое окно машины. Пуля ранила водителя в плечо. Тогда Цебенко схватил лежавший рядом помповик и дважды пальнул в нападавших. Первый выстрел оказался неточным, вторая же пуля попала преступнику в спину, и тот свалился с мотоцикла. Сообщник покушавшегося скрылся. Раненый, оказавшийся неким безработным по имени Денис Горбачев, был доставлен в больницу, где вскоре скончался. Пока велось расследование, на лестничной площадке дома #4 по 1-му Боткинскому проезду неизвестный застрелил из пистолета ТТ коммерческого директора "Нефсама" Юрия Шебанова.


       11 ноября было совершено еще одно покушение на Цебенко. В тот момент, когда его Chevrolet (самого предпринимателя в машине не было) выезжал из ворот офиса, прозвучало несколько автоматных очередей. Пули повредили не только автомобиль Цебенко, но и проезжавший мимо автомобиль вице-президента ЮКОСа Владимира Артемьева (в отсутствие шефа его водитель ехал обедать домой). Только по счастливой случайности никто не пострадал.


       А 9 декабря того же года в подмосковном доме отдыха "Воскресенское", который принадлежит администрации президента России, были застрелены два бывших партнера Мисюрина и Леготского — директор фирмы "Сантой" Александр Саркисян и квалифицированный милицией как "неработающий" Сергей Артюшкин. Оба были убиты выстрелами в упор из пистолета иностранного производства. В карманах одежды Артюшкина были обнаружены три поддельных паспорта на разные фамилии с его фотографиями. По данным следствия, его могли убить за то, что он собирался предупредить Леготского о готовящемся на него покушении.
       
Развязка

 


       Узнав о кровавых событиях в Москве, Игорь Леготский разорвал с Мисюриным все отношения и открыл свою фирму, также специализирующуюся на операциях с нефтью. По словам супруги Леготского, он уже давно хотел завести свой бизнес, но не мог это сделать, поскольку Мисюрин "не давал ему работать, повсюду таская с собой". В конце 1994 года Леготскому, а в то время он жил вместе с семьей в Германии, позвонили друзья и предупредили, что Мисюрин направил к нему нескольких киллеров. Спасаясь от них, Леготский дважды переезжал с квартиры на квартиру, а охранники, оставаясь в них, смогли заснять на видеопленку подозрительных людей, которые вели за квартирами слежку.


       Впрочем, своего задания наемники не выполнили (сейчас они уже арестованы). Очевидно, их планы изменились после того, как 19 декабря того же года возле своего дома, расположенного в пригороде Брюсселя Юкле, был застрелен сам Владимир Мисюрин. В то утро он заказал такси, которое должно было отвести его в аэропорт, откуда он намеревался вылететь в Южную Америку. Когда на улице просигналила автомашина, Мисюрин открыл дверь и был сражен несколькими пулями. Убегая, один из трех убийц потерял маску. На следующий день бельгийская пресса распространила сообщения о том, что российско-венесуэльский бизнесмен Владимир Мисюрин был "заметной фигурой в российской мафии, а его убийство было сведением старых счетов".


       Вскоре по просьбе бельгийских властей немецкие полицейские задерживают в Германии украинского преступного авторитета по прозвищу Седой. По данным полиции, он участвовал в убийстве Мисюрина, что подтвердили специальные исследования волос, найденных в потерянной киллером шапке-маске. Однако оглашенные на днях в бельгийском суде результаты последней экспертизы свидетельствуют, что волосы на маске были-таки не его. Таким образом, единственная улика против Седого была опровергнута.


       А 16 марта в аэропорту "Шереметьево-2" милиционеры задержали Игоря Леготского, который намеревался вылететь в Германию. В тот же день прокуратурой было возобновлено производство по эпизоду убийства Дубенюка. Игорю Леготскому предъявили обвинение в убийстве преступного авторитета и поместили в тюрьму.


       Между тем адвокаты Леготского заявили, что их подзащитный никого не убивал: об этом свидетельствуют результаты проведенной экспертизы. По версии защиты, Леготского подставил сотрудник службы безопасности Мисюрина Олег Лаврененко. Когда Леготский порвал отношения с Мисюриным, Зверь поручил Лаврененко убрать Леготского и его семью. А поскольку покушение не удалось, Лаврененко сочинил версию о причастности Леготского к убийству Дубенюка.


       Еще через некоторое время было задержано нескольких преступников, участвовавших в покушениях на Анатолия Цебенко и убийствах других нефтяников.
       
Бельгийские власти претендуют на наследство бизнесмена

 


       По словам сотрудников прокуратуры Москвы, на расследование совершенных вокруг "Нефсама" убийств у них уйдет не менее года. Тем временем в Москву зачастили делегации бельгийских правоохранительных органов. Главная их цель — выяснить, насколько законным путем нажито состояние Владимира Мисюрина. Если в ходе расследования будет доказано, что капиталы имеют криминальное происхождение, то по бельгийским законам имущество "нефтяника" подлежит конфискации и передаче в доход королевства. Правда, по мнению российских правоохранительных органов, криминальность капиталов Мисюрина доказать бельгийцам не удастся, поскольку деньги нефтебаронов отмывались крупными финансовыми структурами и за границу приходили "чистыми".


       В то же время на нефтедоллары и недвижимость Мисюрина претендует несколько женщин, которые называют себя вдовами бизнесмена.

оригинал http://www.kommersant.ru/doc/120943